Станислав Садальский (Стас) (sadalskij) wrote,
Станислав Садальский (Стас)
sadalskij

Categories:

Трасса, которая нас объединяет!)


Снимаюсь в рекламе топливной компании "ТРАССА". Юра, мой водитель, заправляется только на там, меня часто видели с ним на заправке, поэтому и пригласили.



Снимаюсь в буквальном смысле на трассе: это мой грим-вагон и, соответственно, ребята-гримеры.


В бензине разбираюсь плохо, Юра в этом бóльший специалист, но заправки "ТРАССЫ" люблю за вежливое обслуживание и хорошие круглосуточные мини-маркеты – кроме еды и всяких бытовых мелочей, там хорошие кафе и большой выбор книг, можно почитать, пока заправляемся.
Да! Еще и кофе отличный дают. Крепкий, не заснешь..)



Николай Николаич Дроздов и мой водитель Юра - большой ценитель бензина топливной компании "ТРАССА"..)
Subscribe

  • Только бы не было войны

    * * * Когда в атаку поднимали, Как черт меня К земле прижал. На мне все волосы стояли, А сам я Всё еще лежал. Поэзия © 1968 Александр…

  • Маленьких нельзя обманывать

    С Милляром я снимался в трех фильмах. Помню, на съемки «Полета в страну чудовищ» он ехал в поезде и отстал в Харькове. Вышел на…

  • В роли Онегина - Николай II

    Ах, как пылали жирандоли у Лариных на том балу! Мы руку предлагали Оле, а Таня плакала в углу. Иным — в аптечную мензурку сердечных капель…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 36 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

  • Только бы не было войны

    * * * Когда в атаку поднимали, Как черт меня К земле прижал. На мне все волосы стояли, А сам я Всё еще лежал. Поэзия © 1968 Александр…

  • Маленьких нельзя обманывать

    С Милляром я снимался в трех фильмах. Помню, на съемки «Полета в страну чудовищ» он ехал в поезде и отстал в Харькове. Вышел на…

  • В роли Онегина - Николай II

    Ах, как пылали жирандоли у Лариных на том балу! Мы руку предлагали Оле, а Таня плакала в углу. Иным — в аптечную мензурку сердечных капель…