5+++

И буду клясться на крови: хоть тыщу съездов созови, но нашей дружбы и любви не перестроить.

Сергей Лавров

Какие, оказывается, хорошие стихи пишет наш глава МИДа!

ДРУЗЬЯМ
Опять сегодня пир горой,
Тьма мужиков и женщин рой.
Плотны ряды и ровен строй —
Одна дорога.
Поднимем не один бокал,
Закусим тем, что бог послал,
Хоть посылать он нынче стал
Не так уж много.

В кругу друзей, среди подруг,
Красивых глаз, надежных рук.
Разнообразен этот круг,
Но в главном — схожесть:
Мы верим в то, о чем поем,
За что сражаемся и пьем,
И в то, что вечер проведем
Не без художеств.

Здесь безмятежность школьных лет
И хмель студенческих побед,
Здесь тяжесть первых эполет,
Вкус первой пыли.
Здесь те, с кем брали Крымский мост
И артистический помост,
С кем от ментов в ночи вразброс
Мы уходили.

Здесь стройотрядные бойцы —
Мелиорации отцы,
С кем бороздили все концы
Сибирских далей,
Прошли бетон, лесоповал,
Прорыли не один канал,
Но, слава богу, что Арал
Не осушали.

Здесь наши юные года
И наша первая беда,
Ночной троллейбус, поезда
Без остановок.
Здесь наши речки и моря,
И паруса, и якоря,
И даже то, что было зря
И будет снова.

Здесь с кем на острове Цейлон
Мы под тропический циклон,
Под детский плач и женский стон
Писали «пулю»,
С кем сквозь карельскую тайгу
В густом неласковом снегу
Спирт неразбавленный в пургу
Из фляг тянули.

Здесь споры с пеною у рта,
Что не с того гребем борта,
Что нет ответов ни черта
На все вопросы,
Что все — обман и лабуда,
Что снова рулим не туда
И что пора уж поезда
Пускать с откосов.

Здесь непорочные мечты
И наши прочные плоты,
Здесь огонек от бересты
На хмурых зорях.
Здесь не горят черновики,
Здесь сохнут злые языки,
И здесь все наши мужики,
Кто нынче в море.

Не то чтоб только напрямик
Вело нас время-ростовщик,
Давая в долг то день, то миг
Пред новым стартом.
Пытало время на излом,
Мы расквитались с ним потом,
Когда пером, когда кайлом
Ломая карту.

Я рад, что мы сегодня здесь,
А где-то там — за съездом съезд,
За манифестом — манифест,
Гудит держава.
И мы гудим, но мой совет —
К нам не ходите на банкет,
В наш монастырь прохода нет
С чужим уставом.

Судьба моя предрешена:
Пусть в перестройке
вся страна,
Я ощутил ее сполна
И буду спорить,
И буду клясться на крови:
Хоть тыщу съездов созови,
Но нашей дружбы и любви
Не перестроить.


Cергей Лавров, Москва, март 1990 года

Спасибо! Забираю. Уважаю этого человека!
Какие, оказывается, хорошие стихи пишет наш глава МИДа
Пользователь felisata сослался на вашу запись в своей записи «Какие, оказывается, хорошие стихи пишет наш глава МИДа - С.В.Лавров!» в контексте: [...] у в И буду клясться на крови: хоть тыщу съездов созови, но нашей дружбы и любви не перестроить. [...]
Да, стихи прекрасно демонстрируют содержание этого "сообщества друзей". Мы поработали на ЭТУ СТРАНУ (сколько уж - отдельный вопрос, но по результатам можно сделать кое-какие выводы, как раз 1990 г. в этом плане хорош), теперь она нам круто ДОЛЖНА. И ты не мешай нам своими манифестами СВОЕ брать. И "в наш круг не заходи" - потому что самим мало.
"За что сражаемся и пьём" - просто шедеврально...
а книжки издавать будет тов.калантаров, ой лавров т.е.?) гитлер рисовал не плохо)
Поэзия состоит из четырёх составляющих: Поэт, Рифмоплёт, Графоман и Читатель.
давно перестроены дружба, любовь и съезды партейка гоняет.
и лишь ростовщик, так бывало всегда, дорожки вам круто ломает.
Спасибо. Понравилось.
Комменты, мягко сказать, удивили.
Особенно сравнение с Гитлером...
Имхо несколько затянуто. В стиле не Пушкина, но Сомова, одной такой многокилометровой бардовской пестни.)
мы заслужили
Министр Лавров – поэт
Иосиф Бродский – тунеядец
Борис Пастернак - отщепенец
Андрей Макаревич – предатель
Анна Ахматова –враг сов. власти
Александр Грин - космополит
Сергей Королев – вредитель
Николай Вавилов – шпион