Сталин

Булгакова от расправы “красных санкюлотов”, имеющих документы членов Союза писателей, спас Сталин.

Я только повторяю здесь то, что я ЛИЧНО слыхал от “стариков”


http://www.peoples.ru/art/theatre/actor/grigoriy_konskiy/konskiy_13.jpeg
Сейчас много мутной воды льют на эту странную заочную дружбу вождя и опального писателя. Анализировать истоки этой дружбы не пытаюсь, не мое это дело. “
...Есть тьма искусников, я не из их числа...”.

[Spoiler (click to open)]


Но “старики” утверж­дали, что если бы не заступничество Сталина, драматическая судьба Булгакова в одночасье могла стать трагической.
В одночасье!

Настолько сильна была “любовь” к Михаилу Афанасьевичу собратьев по искусству, исповедовавших в то время чистоту пролетарской идеологии в каждой литературной строчке, в каждом слове, даже если слово это красовалось на заборе.
Без принужденья записывались они в стаи сторожевых псов, влезали в цепные ошейники и лаяли до хрипоты на все то, что было ненавистно.


http://vlad1971.fotoplenka.users.photofile.ru/photo/vlad1971.fotoplenka/151234395/xlarge/180252595.jpg
Чего стоила, к примеру, сцена похорон сельского активиста, убитого кула­ком, в спектакле “Выстрел” по пьесе Демьяна Бедного, поставленном в театре Революции (ныне театр им. Маяковского) где-то в конце двадцатых годов. В революционном театре поощрялась актерская импровизация. В определенном направлении, конечно. И вот в сцене траурного митинга высокое партийное начальство произносит пламенную речь. Примерно такого содержания:
— ... Мы хороним нашего товарища, убитого злодейской пулей!
— (Жест в сторону гроба, обитого красным кумачом).
— Кто же убил его? Кто поднял на него руку? Враг нам известен, товарищи!
— (Это уже зрительному залу).
— Его убил белый офицер Алексей Турбин, главный герой спектакля “Дни Турбиных”, идущего во МХАТе, неподалёку от нас!

Ну и дальше как полагается: “Доколе мы будем терпеть?!” и прочие выводы.
Это ли не травля? Это ли не террор?
И только железная рука Coco мягко отводила направленные на Булгакова стволы, уже готовые полыхнуть убийст­венным огнем.
Возможно, это было со стороны “вождя народов” своеобразной игрой, понятной только ему одному, я утверждать ничего не берусь.
Я только повторяю здесь то, что я ЛИЧНО слыхал от “стариков”: Булгакова от расправы “красных санкюлотов”, имеющих документы членов Союза писателей, спас Сталин.



Для Сталина Булгаков был понятный человек. Талантливый белогвардеец вполне безобидный. Оправлен Сталиным в заповедник для таких же в МХАТ.
А другие товарищи вроде и большевики, как Бухарин и Троцкий - но политические враги, ненадежные и опасные. Отправлены на тот свет. Вполне логично.
А если бы о вас так решили: "не стоило вас спасать"?
Я-то тут причём ?! Речь о конкретной эпохе, в которой пауки в банке пожирали друг друга, и, попутно, тех, кто пауком не был - как Булгаков, например ! Таких, вероятно, товарищ Сталин сожрать не давал, паукам же, расправляться с себе подобными - не мешал ! Очень мудрая и взвешенная позиция, по-моему ! Что же касается Вас, я бы порекомендовала Вам научиться абстрагироваться и смотреть на различные ситуации и процессы со стороны, а не погружаясь в них - ибо, такое умение, во-первых, позволяет лучше прочувствовать минувшие эпохи, если Вы пытаетесь их понять по-настоящему, а, во-вторых, наличие такой способности свидетельствует и о зрелости Вашего восприятия окружающей реальности !
ну это же вы написАли:"Спас только тех, кого спасать стоило", вы тоже решили за других.
Сталин не менее 18 раз смотрел "Дни Турбиных" (а может быть, и гораздо больше). Спектакль - это конечно не совсем Булгаков, поскольку был очень сильно переделан МХАТовскими редакторами и режиссерами. Об этом подробно рассказано в "Записках покойника".
Но тем не менее, такая любовь Сталина к этому спектаклю так и остается загадкой.
Существует версия, что Сталина могла привлекать Тема Дома - одна из главных в "Белой гвардии" - поскольку сам он был очень одинок. Как и все тираны.
Существует также версия, что свою знаменитую речь в связи с началом войны 3 июля 1941 года ("К вам обращаюсь я, друзья мои") Сталин писал сам и она во многом совпадает с речью Алексея Турбина в спектакле. Эти формулировки, конечно же, подсознательно туда попали, но это показывает, что текст пьесы Сталин держал у себя в голове.
Что же касается Михаила Афанасьевича, он в середине-конце 30-х относился к своим отношениям со Сталиным с иронией и часто мистифицировал друзей, пересказывая несуществующие разговоры со Сталиным по телефону (очень комичные).
Безусловно, Сталин пощадил Булгакова. Но и не выпустил из страны, чего прямо и официально просил М.А. в письме Правительству СССР.
Роль Сталина в судьбе М.А., как мне кажется была двойственной: все неприятности были из-за тоталитарного режима Сталина (Булгакова не издавали и не ставили), но и то, что его не тронули, было личным решением Усатого. Иначе и быть бы не могло.


Edited at 2018-06-14 07:01 am (UTC)
Булгакова спас Сталин
Напротив фамилии Пастернак (Борис) в списке, составленном наркомом НКВД Ежовым, Сталин собственноручно написал синим карандашом: "Этого не трогать..!" А вот Осипа Эмильевича Мандельштама не пощадил. (((
Re: Булгакова спас Сталин
Ну да. К тому же, Пастернак приятно выглядел, а Мандельштам нет