Гамлет

И тут - вот она, черная неблагодарность!

https://cdn1.img.sputnik-abkhazia.info/images/102045/56/1020455686.jpgВсякий раз, когда спектакль близился к концу, Занавес очень волновался, готовясь к своему выходу.
Как его встретит публика?

Он внимательно осматривал себя, стряхивал какую-то едва заметную пушинку и - выходил на сцену.
Зал сразу оживлялся.
Зрители вставали со своих мест, хлопали, кричали «браво»
.Даже Занавесу, старому, испытанному работнику сцены, становилось
немного не по себе от того, что его так восторженно встречают.
Поэтому, слегка помахав публике, Занавес торопился обратно за кулисы.
Аплодисменты усиливались. «Вызывают, - думал Занавес.
- Что поделаешь, придется выходить!»
Так выходил он несколько раз подряд, а потом, немного поколебавшись, и вовсе оставался на сцене.
Ему хотелось вознаградить зрителей за внимание.
И тут - вот она, черная неблагодарность! - публика начинала расходиться.

Феликс Кривин
Неопытный читатель может ведь и не понять, что автор не Вы, а Феликс Кривин. Копирайтик надо бы добавить.
Здравствуйте!
Ваша запись попала в топ-25 популярных записей LiveJournal. Подробнее о рейтинге читайте в Справке.
В школьном возрасте мы так любили сказки Кривина, что разобрали их на цитаты)
Например, когда хотелось сделать что то хорошее, высокое, а получалось "как всегда", то вспоминали гиену и шакала, возомнивших себя мустангами, но пришедших, тем не менее, к вопросу:
- мустанги, они не питаются мустангами?
Вот так, "мустанги, они не питаются мустангами?", и говорили мы друг другу, и всё нам про нас становилось ясно)