Наше старое кино

Вспомним Бондарчука

https://cdn1.img.crimea.ria.ru/images/110708/27/1107082762.jpg
В 1955 году Сергей Юткевич снимал на Мосфильме фильм «Отелло» с Сергеем Бондарчуком в главной ро­ли.
В роли Дездемоны ослепительная - студентка ВГИКа Ирочка Скобцева.
Естественно, при таких бушующих страстях, написанных Шекспиром, у молодых актеров вспыхнули африканские страсти... Вся Москва шептала об их бешенном романе.
Картину приглашали на всемирные просмотры.
Вот-вот должна была состояться премьера в Каннах...
Бондарчук уезжает раньше, а по законам конспирации, героиня чуть позже.
Законная жена, тоже актриса, Инна Макарова, естественно, знает о поездке и пишет письмо в ЦК КПСС, чтоб мужа-коммуниста, сыгравшего Отелло, образумили и вернули в Советскую семью...


https://s11.stc.all.kpcdn.net/share/i/4/1075072/wx1080.jpgВылет Скобцевой во Францию отменяют...
Премьера прошла без героини, но с оглушительным успехом.
Бондарчук возвращается в СССР и в гневе едет не домой к жене Инне Макаровой с ребенком, а к Ирине и остается...
НАВСЕГДА.

СЕГОДНЯ ДЕНЬ ПАМЯТИ ВЕЛИКОГО МАСТЕРА. ВСПОМНИМ!
Здравствуйте!
Ваша запись попала в топ-25 популярных записей LiveJournal. Подробнее о рейтинге читайте в Справке.
По словам Инны Макаровой( из интервью многочисленных),уходить от неё он никак не хотел. И если бы она сама его не выпроводила,он бы ни за что не ушёл.
Глыба, человечище! Сейчас таких актеров и режиссеров не делают.
"В 1956 году фильм участвовал
в основной конкурсной программе Каннского кинофестиваля и был удостоен Приза за «Лучшую режиссуру" - вики.
В жизни же, даже несмотря на радения партии, "задушили" совсем не ту "дездемону". И ничего "отелло" за это не было...
Вот всегда энти лиХенты были какие-то нестойкие... и им прощалось :))
Все было не так уж благостно. Как и всем звездным режиссерам Бондарчуку было свойственно то что теперь называется "понты"
Вот что пишет о нем Борис Павленок:
" Однажды позвонил Николай Сизов:
-- Борис, я посылаю тебе сценарий Бондарчука на тему Октябрьской
революции, на днях будем обсуждать у Филиппа Тимофеевича, хотелось бы знать
твое мнение.
-- Две такие головы и не разберетесь?
-- Ты же сам понимаешь, Бондарчук...
-- Присылай, все равно читать, рано или поздно.
И почти сразу же звонок от Филиппа Ермаша:
-- Слушай, забери-ка у меня сценарий Бондарчука, хочу знать твое
мнение.
Естественно, что я полностью доверял новому министру, хотя меня неприятно поразило,
когда, сообщив между делом, что я назначен заместителем, в дальнейшем
разговоре сказал:
-- Ты бы хоть спасибо сказал, что ли...
Я считал лишними излияния благодарности, и хотел отделаться шуткой:
может, ручку поцеловать? Но поймет ли? А вдруг подхалимов любит? Ладно,
поживем -- увидим. На всякий случай буркнул:
-- Спасибо, -- и продолжил беседу.
Я полагал, что, вызывая меня, Филипп хочет предварительно обменяться
мнениями, но, едва я перешагнул порог кабинета -- в нем, кроме хозяина,
сидели Бондарчук и Сизов, -- как Ермаш спросил:
-- Что ты думаешь по поводу сценария?
Мне бы, дураку, отделаться комплиментом, сколько я видел, как после
премьеры друзья кидались на шею режиссеру: ну, старик, гениально! И тут же,
отойдя два шага в сторону, кривили морды: говно... Я врать не мог и сказал,
что думаю:
-- Сергей Федорович провел гигантскую работу, чуть ли не по минутам
восстановил хронику Октябрьской революции. Однако сценарий еще требует
шлифовки, его следует выстроить поэпизодно, четче прописать образы. Человек,
не знающий подробностей октябрьского переворота, вряд ли сможет понять, кто
есть кто. И далее...
Бондарчука буквально подбросило над стулом. Он заорал -- именно заорал:
-- Я Бондарчук! А вы кто?
-- А я Павленок. Спросили мое, лично мое, мнение сценарии, и я его
высказал. Хотите, считайтесь с ним, хотите -- нет. Но сейчас сценарий к
постановке не годен. Однако я считаю вас гениальным режиссером и готов, хоть
сегодня, подписать приказ о запуске в производство, но пусть директор
картины даст мне лимит затрат на постановку. Если сможет сделать это по
вашему сценарию.
Бондарчук молча бегал по кабинету. Он прекрасно понимал, что я поставил
неразрешимую задачу, но принять критику не мог -- не привык. Я перекинул мяч
Сизову:
-- Николай Трофимович, давайте ваш приказ о запуске в подготовительный
период и расчет по лимиту затрат. Я могу идти?
Сизов, как всегда неторопливо, по-волжски окая, ответил:
-- Мы на студии помозгуем, немного поработаем над сценарием и, как
будет готово, направим бумаги к тебе... Так, Сергей?
Бондарчук продолжал вышагивать по кабинету. Ермаш, откинувшись на
спинку кресла, щурил близоруко глаза, толстые стекла очков высвечивали
лукавую усмешку.
-- Я могу идти?
Он молча кивнул головой.
Я считал и считаю Бондарчука великим художником, режиссером номер один
в советском кино и не имеющим равных в мире постановщиком батальных сцен,
непревзойденным мастером лепки образов. Каждый кадр в его фильмах был
продуман, нес заданную режиссером смысловую и эмоциональную нагрузку. Был он
гениальным и обаятельным актером, стоит вспомнить хотя бы солдата Соколова в
его же лучшем фильме о войне "Судьба человека" или отца Сергия из
одноименного фильма. Я, признаюсь, любил его, как близкого человека. И
хамский наскок на меня при обсуждении сценария "Красные колокола" не изменил
моего отношения к нему. Картина эта, кстати, стала творческой неудачей
большого мастера. Размышляя об упомянутом эпизоде, я думаю -- а не
подставили ли меня господа хорошие по удар, зная, что я выдержу? Вероятно,
этой схватке предшествовали джентльменские заигрывания с мэтром, которые не
дали результата."
Читал,что в этом фильме есть киноляп:стоит Отелло на берегу моря,а на заднем плане след от реактивного самолета.
Человечище. "Война и мир", "Они сражались за Родину", "Судьба человека". Жаль, его талантливому сыну не хватило ума и такта не выпускать "Тихий Дон".
Великий мастер в моральном плане...ну... не силён, скажем так.

Вообще, как мне кажется, люди часто путают умение играть с тем, кем является актёр на самом деле.
Может гениально играть героя, но быть трусом. Может играть преданного человека, семьянина, а в жизни изменять жене и бросить детей.
Жаль, что люди смешивают роли, которые играют актёры, и самих актёров.
Никогда не понимаю, когда рассказывают о "великом человеке", который прыгал из одной койки в другую, раня этим своих родных... Это я сейчас не о Бондарчуке конкретно.
"Бондарчук возвращается в СССР и в гневе едет не домой к жене Инне Макаровой с ребенком, а к Ирине и остается...
НАВСЕГДА."

Хотелось бы побольше узнать, как потом ребёнок жил с этой мыслью. Радостно ли он воспринял уход папы из семьи?