Станислав Садальский (Стас) (sadalskij) wrote,
Станислав Садальский (Стас)
sadalskij

Categories:

100 лет - это неприлично много, но так хочется ещё пожить!

2001
Она умерла 20 января 2000-го на 101-м году жизни. До 93 лет Изабелла Юрьева не имела ни одного звания, кроме тех, которыми наградил ее народ – "Мадам Аншлаг", "Королева романса", "Белая цыганка"…
Но за семь лет до смерти она пережила свой второй звездный час: это был тот случай, когда "награда нашла героя" при жизни. Новое поколение поклонников, бесконечные интервью и концерты в ее честь, на которых она пела вживую без фонограммы. Власти, опомнившись, дали ей звание Народной, минуя Заслуженную, орден "За заслуги перед Отечеством", премию "Овация", которой она страшно гордилась. Плиту с ее именем в числе первых заложили на Площади Звезд перед концертным залом Россия: Звезда под № 4 в одном ряду с Утесовым, Бернесом, Шульженко, Руслановой, Козиным, Высоцким и Цоем досталась Юрьевой. Из этой восьмерки на открытии присутствовала одна она. Вадим Козин, который тогда еще здравствовал, и был не намного моложе своей подруги, лететь из Магадана отказался... увы, через год не стало и его.
А Изабелла Даниловна была счастлива. "Когда объявляют: - "Народная артистка России Изабелла Юрьева", - у меня останавливается сердце", - говорила она.
Трогательная, наивная, открытая, искренняя. Безумно радовалась людям, и вообще первой реакцией на любого человека у нее была радость. Когда ей говорили комплименты, краснела, как девочка, могла и заплакать просто от того, что ей приятно. Сама же умела хвалить так, как никто, и слова всегда для этого подбирала правильные, точные.
Свою Звезду на Площади любила, часто приходила к ней. А ведь идея, и правда, была хорошая. Через несколько лет я с Настей Вертинской принимал участие в закладке звезды ее отца. В тот день созвездие пополнилось еще тремя именами: Вертинского, Цфасмана и Петра Лещенко. Всех их Юрьева знала, а Вертинского помнила еще по Парижу, где он выступал в костюме Пьеро. Где сейчас эта Площадь? На месте "России" – парк, при разборе гостиницы многие плиты, а на тот момент их было уже 90, пострадали. Разбились "звезды" Брегвадзе и Кристалинской. В итоге их все демонтировали и перевезли в Лужники. Будут ли они вновь заложены или нет, – неизвестно, прошло уже 15 лет. Впрочем, что нам эти мраморные доски? Память – вот единственная, вечная, нерушимая плита. Пока помним и любим, - они живы.

Tags: помню..., эстрада Ретро
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 11 comments