Кремль

Бабушка

1904
Еще вам на ночь одна страшилка про мать Тургенева из воспоминаний ее дочери, Варвары Житовой - сестры Ивана и Николая Тургеневых. Девочка родилась от внебрачной связи матери с домашним врачом Александром Берсом. Оформили ее, как сироту и в доме она жила, как воспитанница. К слову, братья Вареньку очень любили.
В своих мемуарах сестра вспоминала, как у брата Николая в Спасском-Лутовиново случился роман с камеристкой матери, немкой из Риги Анной Шварц. Та скоро переехала к любимому в Петербург, и они тайно повенчались. Родилось трое детей.
Летом 1845 года мать поехала в Петербург с целью отговорить старшего сына от брака с Шварц. Она была уверена, что они не женаты, о венчании не знала, но до нее дошли слухи о детях, которых она пожелала увидеть.
Правда, в дом к себе их не пожелала пустить, а велела пронести мимо своих окон по улице, что и было исполнено. Бабушка из окна посмотрела на них в лорнетку и заметила, что старший мальчик напоминает Николая Сергеевича в детстве. Тем навсегда и ограничился ее разговор о детях.
По приезде из Петербурга, она потребовала у сына портреты его детей. Николай, понадеявшись, что это проблеск нежности, не замедлил исполнить приказ матери. Портреты были почтой высланы в Москву.
Варваре Петровне утром в спальню слуга принес маленький ящичек, зашитый в холстину.
- Разрежь! Раскрой! Подай! Ступай! - это то, что слышала ее дочь Варенька из-за закрытой двери. Затем раздался стук какого-то предмета, брошенного об пол, и звук разлетевшегося вдребезги стекла. Потом опять удар чем-то по стеклу и что-то с силою брошенное об пол, и все затихло.
«Конечно, мы догадались, - вспоминала Варя, - что бросались и разбивались детские портреты.
– Агафья! – раздался грозный голос Варвары Петровны. Агафья вошла. Барыня указала на пол. – Прибери это, да смотри, чтобы стекла не остались на ковре.
Потом двинула на столе ящик.
– Выбросить это, – добавила она.
В эту же зиму все трое детей умерли».


Бедная... Какая же злющая была... Несчастные дети и внуки.